воскресенье, 24 ноября 2013 г.

Комета "ZODIAC" вернулась...

Осень-2013. На часах одиннадцать с половиной, «на проводе» Рига.
Почему Рига? Потому, что там Янис. Если быть точным, то их двое и они оба Лусенсы.
Старший - из того самого «Зодиака», который ушёл, как комета
четверть века назад, и Янис,- сын и последователь, который
считает, что всё, что талантливо и звучит современно, рискует
стать модным.
Кометы возвращаются - вот в чём дело…
Связь чётко сработала, трубку взял Янис младший, но,чтобы передать старшему. ПОСКОЛЬКУ ЗВОНИТЬ ДАЛЕКО И ДОРОГО, Я НАЧИНАЮ БЕЗ «РАЗОГРЕВА».




И. Кислёв


Добрый день, господин Лусенс.


Группа "Зодиак", созданная Вами ещё в студенчестве, практически идеально подошла космическому духу восьмидесятых, и его порождению - мировой моде.
Немного о Вашем прошлом: ЗОДИАК – 1979 года.
Как быстро ваша четвёрка нашла друг друга, желающих примкнуть к группе было много?


Я. Лусенс


Когда за основу взят студенческий эксперимент с синтезаторами, трудно говорить о группе, как таковой. Все записи мы делали вдвоём, с ударником
Андрисом Рейнисом, и звукорежиссёром Александром Грива. Остальные ребята делали «вид» группы – добавляли в композиции по нескольку звуков, и Зане напела пару вокализов. Костяком группы были мы трое.




И. Киселёв


 Это было время, когда все пробовали себя в электронике, а инструменты нельзя было просто пойти и купить, даже для почти европейской Прибалтики? Артемьев начинал играть на несовершенном АНС, Зацепин сам собирал свой первый синтезатор, можно сказать, на коленках, а остальные довольствовались "органолами". Среди Ваших поклонников ходит легенда, что начало Вашего творчества совпало с открытием в Латвии фабрики по производству современных электромузыкальных инструментов. Так ли это было?


Я. Лусенс


Скорее здесь совпадение, но в принципе, мы делали неплохие самодельные синтезаторы, типа «MiniMoog». А кроме того, у нас был отличный изобретатель, который ещё работает и по сей день, он один из конструкторов всемирно известных микрофонов серии «Blue», это его линия. Мы накопили деньги, чтобы купить или снимать у них синтезаторы «ARP OMNI» и «ARP ODISSEY», но это всё было, как у нас называется «у других мы взяли». Этого хватило для того, чтобы сидеть и делать звуки. Для аналогового звука больше не надо.




И. Киселёв


Примерно в это же время на мировую сцену вышли такие столпы электронного саунда, как Жарр, Вангелис, Клаус Шульце, Майк Олдфилд, Джоджио Мородёр, «Tangerine dream» , «KraftWerk», – список можно продолжить.
Чей винил пришёл к вам первым, и как?





Я. Лусенс


Верно, мне нравился «KraftWerk», отчасти, Жан-Мищель Жарр, я сидел и с удовольствием слушал Олдфилда, и очень не много группу «Space», мне даже говорили, что мы похожи? Но, возможно, это от похожести стиля, хоть, честно сказать, Жарр и «Tangerine dream» мне милей.




И. Киселёв


Был поставлен рискованный эксперимент - вы родились и оставались группой не дающей концертов, не пишущей для кино, полностью закрытой...
Такая таинственность сыграла положительную роль в вашей неожиданно вспыхнувшей популярности тридцать лет назад?


Я. Лусенс


Я думаю, популярность пришла к нам благодаря тому, что мы с самого начала делали инструментальную музыку, по стилю, близкую к фирменной, западной, с необычным для бывшего Союза дизайном пластинки. Что, по моему убеждению, и сыграло действительно заметную роль, и как мы надеялись, повернуло советского слушателя в другом направлении: люди стали забывать старую музыку, и потянулись к другой.




И. Киселёв


А кто были ваши основные конкуренты на внутреннем рынке и на европейском в то время?


Я. Лусенс


Не знаю, как говорить о какой-то конкуренции, ведь мы не выступали, как гастролирующая группа, просто было продано около двадцати миллионов пластинок. Это зависело не от нас, а скорее это зависело от людей, желающих приобрести диск, и от фирмы «Мелодия, выпустившей новый для советских людей винил  в необычной оболочке, с новой,доселе не звучавшей в Союзе, музыкой. И всё пошло, я думаю, что так и было.





И. Киселёв


Но, наверное, не оказался в стороне и, как теперь говорят, маркетинг? Ваш менеджмент, или по-старому, штаб (фирма «Мелодия», которая даже приписала вам альбом, который вы не писали) предпринял определённые шаги, чтобы раскрутить группу?


Я. Лусенс


Весь наш маркетинг и промоушн, если можно так сказать, по тем временам состоял из одного человека, звукорежиссёра, а заодно и продюсера группы, Александра Гривы. Он имел полное влияние на этот процесс. Именно он поехал в Москву, извините, с Рижским бальзамом, и буквально «выбил», сумел убедить «Мелодию» и партийных функционеров в абсолютной безопасности музыки, которую мы играли. Он вывел в свет два наши первые альбома. Так что, большая часть нашего успеха, конечно, на его счету. Но, если проигнорировать этот факт, думаю, просто наша пластинка стала первой в СССР, которая и выглядела и звучала не по-советски. Друг другу кто-то сказал о нас, и с этого пошёл расти снежный ком, а дальше Вы знаете… 






И. Киселёв


Популярность пьес, ставших шлягерами, перешагнула советские границы, сделав Ваш коллектив грандом европейской эстрады, и вдруг он исчезает из музыкального пространства. Так сошлись звёзды?


Я. Лусенс


Я не знаю, как они сходятся: причина в том, что не было возможности играть живьём такую музыку. Можно было работать только в студии, где мы и записывали то, что называлось «Зодиаком», но со временем музыкантам это стало не интересно. Мы уже насытили собой ту пустоту, которая была до нас в этом жанре. Наш последний альбом совпал с дебютным альбомом группы «Daft Punk», и нас даже как-то сравнивали.





К тому же, Грива, как звукорежиссёр, стал предпочитать тогда работать у уже известного Паулса, предпочтя его творчество и его популярность нашему затянувшемуся затворничеству в студии.





Мы были только на какое-то время…






И. Киселёв


Однако, годы спустя, Вы предприняли попытку возродить "Зодиак" уже в концертном формате, перенеся творчество из студии на сцену. Кое-что из этого получилось.
Ваше второе пришествие продиктовано ощущением, что электронная музыка интересна сегодняшней публике?
Следует ли расценивать данный вашей группой на ВВЦ не рядовой концерт, а настоящий Open Air, как ступень к возвращению? Во всяком случае, публика поняла
это так. 






Я. Лусенс


Я думаю – да, надеюсь, что это так, и спасибо прекрасной московской публике, которая нас очень хорошо принимала.


ZODIAC


И. Киселёв


Команда «Зодиак 21-го века» - её можно представить?
Может быть, начнёте с Лусенса младшего?


Я. Лусенс


Та машина, которую я создал в 79-80 году, продолжает в современном виде делать то, что я начал. Мой сын теперь занимается всеми аранжировками.
Мы сидим, ищем звуки, делая старые вещи современными, чтобы пришедшие на наш концерт оказывались людьми не только поколения,






слышавшего ещё «тот Зодиак», но и радовались нам с позиций 21-го века. На концерт у «Королёвской Семёрки» на нас пришла в основном молодёжь, хотя были и поклонники из 80-х. Нам, группе, не дававшей концертов, пришлось сразу начинать с «шоу».





И. Киселёв


А знаете, тенденции последнего времени складываются, мне кажется, не в пользу музыки «небесных сфер». Она, по-видимому, очутилась в тени творчества её классиков. Некоторые электронщики вдруг потянулись в симфонический звук. На Ваш взгляд, ситуация свидетельствует о затянувшемся кризисе, или об окончательном истощении самой идеи машинной музыки?


Я. Лусенс


Действительно…
Если поверить моему опыту, то в электронно-музыкальном пространстве мы и сейчас находимся перед пустым местом. Свидетельством тому хотя бы уже упомянутая мной французская группа «Dаft Punк», чей первый успех совпал с уходом кометы «Зодиак», и всё ещё не закончился с нашим возвращением на сцену. Надо работать, надо просто хорошего продюсера, который видит будущее в этом, и сумеет проект хорошо продать, и радовать людей. То, что я посмотрел у Жарра, он всё делает живенько, но он балуется старыми вещами и это не очень в нём привлекает. Я думаю, ему нужна молодая кровь. Я очень рад, что у меня есть сын, который занимается тем же делом, и если бы я продолжал заниматься этим один, то это было бы тоже «нафталином»,- во всяком случае, было бы не так современно, как это звучит сейчас.




Это очень важно: у меня есть опыт «мелодии». А он делает прекрасные современные аранжировки. И ещё у нас в составе появились новые, современно - мыслящие молодые музыканты, вместе с которыми, как оказалось, мы можем сделать «Зодиак» новым.


И. Киселёв


Простите, Янис, я согласен с Вами во всём, но не в отношении Жарра. На мой взгляд, он придерживается музыкальной моды, и использует в своих выступлениях большой арсенал новинок. К тому же мультимедийность его концертов одна из лучших, - мало кто может предложить публике то же самое. Вы так не думаете?


Я. Лусенс


Да, это так, но он богатый человек, он может разрешить себе играть на всех этих инструментах, порой довольно причудливых, вроде «лазерной арфы» или «терменвокса», что очень дорого. Но для нас это пока сложно.




И. Киселёв


Сказались ли на написании Ваших сегодняшних тем новые технологии?


Я. Лусенс


О, конечно: я использую и аналоговый звук, и работаю на инструментах фирмы «Clavier», мне очень нравятся эти аппараты.
А сейчас я приобрёл цифровик «Radikal technologies accelerator» - забавный такой синтезатор с суперзвуком. Он не так популярен, в силу сложности обращения с ним, но мы недавно его получили, и сейчас будем с ним разбираться, работая над новым альбомом.





И. Киселёв


Это обещает новые краски?


Я. Лусенс


Безусловною. Но я продолжаю работать и с «ветеранами». У меня есть, к примеру, и старый «Hammond» -1965 года, и старый «Roudete» -1968 года, тоже замечательные инструменты, и как коллаж я их иногда использую на новом проекте.






И. Киселёв


Простите, а на «Synthi-100», любимом инструменте многих тогда, работать не приходилось?


Я. Лусенс


Нет, нет. Хоть, быть может, и к сожалению. Нельзя охватить всего
даже из небогатого выбора начала восьмидесятых. Этот аппарат стоял, кажется, в Москве, а мы жили и работали в Риге. Слышали, конечно, что есть такой город?





И. Киселёв


О некоторой депрессии в электронной музыке: интернет забит «самоделками», но творческого уровня «Зодиака», или других первооткрывателей, признаться, не наблюдается.
По - Вашему, общедоступность компьютерных музыкальных технологий резко понизила планку ответственности перед творчеством, или я ошибаюсь?


Я. Лусенс


Отнюдь, это действительно так, она, как я её называю, «музыка-дизель»! Каждый её может делать и крутить, и сделать себе семплы и паттерны. «Зодиак» принципиально не против, но мы выступаем «живьём», по крайней мере, теперь. У нас есть гитара, бас-гитара и электронная скрипка, живые
ударные. Конечно, можно сидеть у компьютера и баловаться, подстраиваясь под моду, но, всё-таки, я считаю, «локомотивом» является как раз концертное выступление с хорошими музыкантами.






И. Киселёв


И Вы всё ещё утверждаете, что у «Зодиака» и «SPACE» мало общего? Говоря о «Зодиаке», нельзя умолчать о "Space". Не секрет, что в коллекции Маруани есть Ваши диски, а в его концертах так же используются живая музыка, гитара, ударные, да и сама работа над звуком весьма похожа. Две сумасшедшие легенды конца двадцатого века на равных конкурировали только друг с другом.
Позвольте спросить Вы считаете весомым влияние ваших творчеств друг на друга.





Я. Лусенс


Может быть. Вы меня убедили в чём-то, только ведь у каждой из групп был свой характерный рисунок, который, я надеюсь, и остался.





И. Киселёв


Вам не кажется, что на постсоветском пространстве наступило посткультурное время. Со своей стороны Вы это ощущаете?


Я. Лусенс


Пожалуй. Хотя нельзя говорить о полной утрате нашего творческого потенциала. Другое дело, что в нашем жанре мало новых талантливых имён, и это беспокоит всерьёз.





И. Киселёв


А как Вам, Янис, сегодняшняя латвийская, и в целом прибалтийская электроника. Можете назвать несколько интересных имён?


Я. Лусенс


У нас есть такая хорошая группа «Instrumenti», в основном, вокал, однако, они делают очень интересные аранжировки. Молодые перспективные ребята, их трое, и у них есть будущее. Они тоже уже выступали перед русскою публикой. В последний раз в Москву мы приезжали вместе.





Но, как композитор, я стараюсь меньше слушать, и кроме них из Прибалтики
вряд ли Вам назову кого-то ещё.



И. Киселёв


Подведу итог: в Прибалтике есть только одна безусловная звезда - это «Зодиак»,
или, как говорят на «Эхе Москвы», всё остальное видимость?


Я. Лусенс


Ну что Вы, одна из многих: есть ещё Паулс, Вайкуле, Анне Вески, Свен Грюнберг – талант высшей пробы, их не так много, но они есть.





И. Киселёв


Лет десять назад российская группа «ППК» пробилась ненадолго на британский музыкальный рынок, всего лишь сделав ремиксы на две композиции, одна из которых визитная карточка вашей группы - «Зодиак»
Как относится маэстро Лусенс к такого рода заимствованиям?
Это скорее творчество, или паразитирование на чужих музыкальных мыслях?


Я. Лусенс


Нет, я думаю, что это очень позитивно, и любой композитор был бы рад, чтобы его мелодии играли от «ППК» – до «Струнного Квартета», даже бесплатно. Что означало бы, что в этой мелодии, или маленьком мотиве есть какой-то код, который не только модный крик, но он интересен, он как-то живёт ещё. Самый большой комплимент композитору, чтобы его музыка жила и в других жанрах. Почему нет, - они становятся проводниками для твоей музыки, и к «ППК» у меня претензий в этом плане не будет.





И. Киселёв


Вы, кстати, подразделяете электронику на космическую и земную, или такая классификация более, чем надумана, - музыка «Зодиака» далеко не вся посвящена внеземному?
А чему или кому адресованы Ваши произведения сегодня?


Я. Лусенс


Трудно ответить на этот вопрос. Не знаю, - многому, но, наверное, больше, всё-таки, тому, что люблю. Какой-то звуковой «имидж» у меня в голове есть, - я этим занимаюсь.
У других в подтексте может быть что-то «урбанное» или «депрессивное», у каждого ведь своё, а я люблю природу, гулять, или быть один.
«Урбанизация», это не для меня. С ней можно работать, но я как - то
подальше от этого всего держусь.


Композитор Джон Лусенса лучшие чувства в сельской местности, сохраняет свою расстояние от городской суеты.  Здесь - презентация диска Lejnieki.


И. Киселёв


Десять лет назад словно бы повеяло чем-то прежним - гармония «Зодиака» нашла свой обратный путь, и сделалась частью вкуса уже нового поколения музыкантов и публики. В какой степени, можно считать Ваш совместный с Гудрайсом альбом-2004 года, «Цвета», продолжением того, что было сделано «Зодиаком», или назад пути оказались отрезаны, и это был независимый от прошлого эксперимент?
Что скажете?





Я. Лусенс


На самом деле, на этот независимый, как Вы его назвали, эксперимент, потрачено мной было не так много времени. В первой оригинальной версии он был с камерным оркестром: смычковые, скрипки, и всё такое…
Но в основе, всё равно оставалась группа – это был синтез.


И. Киселёв


Быть автором известных мелодий и их переложений в одном лице, на мой взгляд, редко кому удавалось. Со дня основания Вы были композитор, аранжировщик, и руководитель группы, единый в трёх лицах. А кому, кроме Вас, «Зодиак» обязан необыкновенным звучанием, в том числе и новый?


Я. Лусенс


Звучание… Мы были тогда достаточно молоды, чтобы об этом не думать, были интересны друг другу, всё делали вместе. Но, безусловно, в те годы и композитором и аранжировщиком «Зодиака» был я. Сейчас мне «очень много», но как я уже говорил, сын помогает. Практически ему принадлежат аранжировки старых и новых вещей сегодняшней группы.





И. Киселёв


Музыку, как и человека, встречают по одёжке, - по ней же и провожают, Вы не согласны?


Я. Лусенс


Хотите, чтобы я согласился? Но, нет; должен заметить, что визитка «Зодиака» не одни компьютерные наработки, и не только аранжировки, но что гораздо важней, мелодии и тематика. Без мелодии, конечно, есть музыка, но это не «Зодиак» и не наша жизнь. Мы стояли на мелодичной основе, и стоять будем.





И. Киселёв


Не так давно Вы, кажется, организовали свой театр «Ars Nova».
Нельзя поподробнее рассказать об этом проекте?


Я. Лусенс


Ну отчего же: четыре года театр работал не имея своего помещения, зато сейчас наш продюсер, Анда Задовская, сумела договориться о предоставлении нам помещения в центре Риги.





Это старый бывший кинотеатр «Daile», которому в обед 13-го ноября сто лет, в нём сейчас ремонт. Именно он станет нашей постоянной площадкой для музыкальных проектов, своего рода театр. Это уютный уголок Старой Риги на четыреста мест, с хорошей акустикой, светом, трансформируемыми залом и сценой. Таких в Риге мало, во всяком случае, их намного меньше, чем людей, желающих что-то ставить, и это плохо.
Аппаратура, электронное фортепьяно, всё это там тоже есть.





И. Киселёв

Ваши оперы, рок - оратории, и мюзиклы не очень - то хорошо известны за пределами Латвии, и ни разу, если я не ошибаюсь, не привозились в Россию. Действительно, это рискованное мероприятие не вписывается в палитру запросов среднего слушателя. Вы не сожалеете, что тратите Ваше весьма ценное время на жанры, к восприятию которых слушатель СНГ, по меркам Европы, мало подготовлен?

Я. Лусенс

С чего бы начать? Были рок - оперы, которые проходили сто пятьдесят раз, были которые проходили только сорок раз. Понимаете, у нас рынок очень маленький, людей мало, и люди уезжают из Латвии, и это становится проблематичным. Но, что я могу сказать, самый, наверное,  большой успех - моя «Птичья опера», которую я дал посмотреть коллегам в Москве. Может быть, это видео кого-то заинтересует?





Она проходила у нас в Большом Оперном Театре с большим успехом четырнадцать лет, и пожалуй, моя самая удачная работа в оперном жанре.

И. Киселёв

На детском "Евровидении" в Ереване, в январе 2012-го была исполнена Ваша песня "Лунный Пёс", которой я искренне  порадовался; это был Ваш не первый опыт в современной поп-музыке, но взяться за невостребованный нынче жанр детской песни было уж слишком экспериментом, или Вы просто выполнили заказ?





Я. Лусенс

Пожалуй, та песня удалась. Другая моя песня детского жанра впервые победила в 2008-м, в подобном домашнем конкурсе, в Латвии, но когда я её повёз, по-моему, в Швецию, она там не вышла в четверть - финал. Обидно очень, но это тонкая вещь.


И. Киселёв


Среди немалой части музыкантов принято уповать на внезапное вдохновение, как на главную движущую силу новых идей. Некоторые неосторожно утверждают, что оно поступает прямо из космоса. Вы же считаете таким генератором постоянный труд. И бывает ли, что и Вас «поражает молния»?


Я. Лусенс


Умоляю Вас, это же, как на рыбалке: сидишь, клюёт-не клюёт. Ты просто одеваешься, садишься в машину, взял удочки и поехал.





Но если всерьёз говорить о гениях мира, Бахе и Моцарте, к примеру, я думаю, что и эти авторы работали каждый день, без вариантов, и потом только время может определить, кто гениален, кто нет? Я считаю, что не надо быть Моцартом, а надо работать, как Моцарт и Микеланджело, отсекая от массы всё лишнее, и тогда останется что-то хорошее.
Как написать оперу за год при помощи лишь вдохновения, когда ты должен в день по шесть часов только инструментовку делать?





И. Киселёв

Не буду спорить, за кажущейся лёгкостью всегда стоит труд. Взять того же Артемьева, двадцать лет писавшего, по его словам, своё главное произведение рок-оперу «Преступление и наказание». Там есть озарения, но, в целом, это была «ломовая работа», как он сказал.

Я. Лусенс

Вот-вот: существует романтизированное видение нашей профессии, но это для дилетантов.





И. Киселёв

И вопрос, по-русски, на посошок: каков он Янис Лусенс  вне музыки? Хобби, увлечения, любимые места отдыха, если на него находится время?


Я. Лусенс


У меня хутор в десяти километрах от Риги, где я езжу на велосипеде на рыбалку, просто отдыхаю.





И. Киселёв


В Юрмале не построили себе ничего?


Я. Лусенс


Юрмала меня не интересует. Там слишком много людей, а мне нужна абсолютная тишина.






Благодарю Вас Янис за искренние ответы,
с признательностью, Игорь Киселёв, «Звуки.ru»


Комментариев нет: