понедельник, 12 декабря 2011 г.

"Я черпаю своё вдохновение и во Франции и в Канаде. Оно не зависит оттого, где я живу, но зависит от того, чем я живу." Интервью СЕН-ПРЁ... ИГОРЮ КИСЕЛЁВУ

Наверное, сложно найти человека, который бы не слышал музыку этого композитора, тогда, как сам её создатель привык быть в тени.
Всё, что он хочет о себе сказать есть в его музыке. И всёже мне повезло разговорить "Великого Немого" в преддверии его нового
большого проекта, связанного с Россией. Маэстро Сен-Прё оказался удивительно верен однажды выбранной теме-поиску человеческого
в человеке. Сен-Прё гуманист, подобно Жан-Жаку Руссо, чей литературный герой одолжил ему своё имя
Услышанный Вами однажды, он уже не оставляет Вас равнодушными к миру вокруг...




И.К.: Добрый день, господин Сен-Прё.

 
Прежде всего, позвольте засвидетельствовать этим письмом огромный интерес к Вашему творчеству, который возник в России ещё в конце шестидесятых годов двадцатого века, и давно уже ставший для нас музыкальной классикой. До сих пор прекрасные мелодии, созданные Вами, остаются для нас чем-то близким, будто приснившимся... Вы редкий гость концертных площадок, и, кажется, мало пишете для кино, но Ваши композиции часто оказываются не только музыкальным сопровождением, - они украшают многие документальные и публицистические проекты российского телевидения на правах самостоятельного исторического факта-носителя духа времени, когда искусство и культура определяли и составляли основу человеческой личности. Сама же Ваша музыка парадоксальна. По сути, она включает в себя как рок, и электронные звучания, так и симфонизм. По-вашему, в чём секрет двух сторон в вашей музыке? Откуда Ваша музыкальная река берёт истоки электронного рока, а откуда фортепьянных тем в сопровождении волшебных вокалов?

С-П: Любовь к музыке дала мне желание исследовать её во всех проявлениях. Я не делаю из этого секрета, конечно же, это моё вдохновение.


И.К.: Но вынесем ненадолго музыку за скобки, оставив в них только Ваше имя. Вы, если не ошибаюсь, позаимствовали его у одного из
персонажей Жана-Жака Руссо, в характере которого мечтательный мыслитель во многом отобразил самого себя. Скажите, Сен-Прё, чем продиктован такой достаточно необычный выбор, и что Вас роднит с литературным прототипом?

С-П: На самом деле, я не заимствовал этого имени, потому что это была фамилия моей бабушки по отцовской линии. В «Новой Элоизе» мне понравился этот романтический персонаж, которого звали Сен-Прё, и может быть ещё и поэтому, я решил взять это имя, ведь оно для меня не было чужим.

И.К.: Какие книги, помимо работ Руссо, повлияли на Вас, как на творческую личность, и удаётся ли Вам находить отдельные часы для чтения, или Ваш ритм жизни не позволяет их иметь?

С-П: Да, Бодлер, Руссо, Гёте, Жерар де Нерваль и другие писатели привлекли моё внимание и конечно больше вдохновили, чем оказали влияние. На чтение у меня нет много времени, читаю урывками, сейчас я много работаю над музыкальным произведением, которое занимает большую часть моего времени.

И.К.: В конце девяностых годов Вы создали крупный Интернет-портал для людей искусства, не только композиторов и музыкантов, но и художников. Не могли бы Вы рассказать об этом проекте поподробнее, скажем, - какова была его цель, и кто в нём участвовал?

С-П: В действительности, я не создавал никакого Интернет-портала, однако, я был автором проекта «Романтичная Жанна», этого музыкального произведения, где соединились все таланты, представлены все виды искусства, комедианты, музыканты, хореографы, певцы, художники…

И.К.: Ваша родина, Сен-Прё, Франция, но вот уже четверть века Вы живёте в Канаде. Если не секрет, - где вдохновение глубже?

С-П: Я не живу в Канаде с 1988 года, и я черпаю своё вдохновение и во Франции и в Канаде. Оно не зависит оттого, где я живу, но зависит от того, чем я живу.

И.К.: Продолжу эту тему несколько под иным углом. Известно мнение, что канадская природа буквально отражение российской. Не в этом ли может быть скрытый стимул к Вашему, пока ещё вероятному, но желанному для нас, российских поклонников, Вашему визиту в нашу страну?

С-П: Каким бы не был климат в России, я всегда мечтал туда поехать, но мне не представлялся случай, но я надеюсь, что скоро моя мечта сбудется, и я смогу встретиться с моими поклонниками из России.

И.К.: Вы являетесь автором гимна «Резолюции о правах человека», созданного по просьбе ООН, и, кажется, однажды имели аудиенцию у самого понтифика Иоанна Павла II, а в своём новом произведении, мюзикле, «Жанна-ля Романтик» Вы поднимаете вопрос поиска разума и сердца в современном человеке. Так чего же, по-Вашему, нам сегодня так не хватает, или, наоборот, имеется в избытке?

С-П: Увы, на нашей планете людей становится всё больше, но всё меньше среди них добрых и отзывчивых, что может, я полагаю, показаться пессимистичным, но своей музыкой, в частности, «Романтичной Жанной», я стараюсь, скромно, подчеркнуть тот факт, что мы всё-таки будем всё больше в них нуждаться, чтобы вновь обрести ясность, спокойствие. По моему мнению, сейчас нам всем не хватает уважения во всех смыслах этого слова. Капитализм взял верх, ему чистые и честные души не нужны. Гимн, написанный мною для ЮНИСЕФ (а не для ООН), называется «Крики свободы». Этот гимн посвящен правам человека и ребенка. Оригинальную рукопись гимна я с огромной радостью преподнес Его Святейшеству Папе Иоанну Павлу II.

И.К.: Но вернёмся к музыке. Идея «Концерта для одного голоса» пришла к Вам после триумфа на фестивале в польском Сопоте, где Вы впервые дирижировали большим оркестром. И теперь видно, что эта песня прошла красной нитью через всё Ваше творчество, отразившись на других композициях. Несмотря на то, что «Концерт для голоса» всегда звучит без слов, всё же слова в нём слышатся, как, впрочем, и в других Ваших вокальных темах. А если честно, то о чём поют Ваши дивы?



С-П: На самом деле, «Концерт для одного голоса» не проходит красной нитью через всё мое творчество, я просто остаюсь верен своему стилю в большинстве своих произведений. Что же касается слов, то они выражают основные чувства, такие как любовь, страсть, радость жить…


И.К.: Позвольте узнать каковы Ваши предпочтения, как композитора-электронщика. Есть ли среди Ваших синтезаторов любимчики, которые помогли сделать Ваш музыкальный подчерк узнаваемым, но неповторимым?

С-П: Я был одним из первых, в 1967 году, кто использовал синтезаторы и семплы в симфонической музыке, но, начиная с альбома «Фитандрос », вышедшим в 1991 году, я их больше не использую.

И.К.: И сразу аналогичный вопрос, но уже в плане Вашего сотрудничества с самыми разными симфоническими оркестрами мира, с кем из них Вам интересней всего работается?

С-П: Симфонический оркестр, с которым я чаще всего работаю, это – «Лондонский Симфонический оркестр», потому что мне нравится манера исполнения и перфекционнизм английских музыкантов и инженеров, а также качество студий в Лондоне.


И.К.: Некоторым людям их сочинения приходят во сне, бывают ли подобные прозрения у Вас, Сен-Прё, и в целом, как появляется Ваша музыка на свет - свободно и непринуждённо, или для этого необходимы время и уединение?

С-П: Нет, музыка не появляется во время сна, обычно, я сочиняю ее за своим рабочим столом, именно там приходят ко мне идеи или я сажусь за пианино и начинаю сочинять. Мне нет необходимости уединяться, вдохновение приходит само собой. Чаще всего, это происходит с легкостью, тем не менее, иногда, я возвращаюсь несколько раз к работе над более сложным произведением.

И.К.: Каждый Ваш новый альбом, Сен-Прё, это взгляд художника на окружающую действительность, а может быть, это приглашение слушателю открыть в самом себе новую вселенную?

С-П: Я думаю, что каждый новый альбом – это скорее приглашение открыть новую вселенную и, как у всех деятелей искусства, присутствует также некоторая идеализация окружающей действительности.

И.К.: Ваша музыка обладает свойством довольно редким для нынешнего поколения композиторов. Она то, кажется, наполнена светом, а при следующем прослушивании, напротив, грустью...

С-П: Именно из этого и состоит жизнь…

И.К.: Чтобы происходило столь тесное взаимодействие мелодии и души слушателя, автору необходимо пропустить через себя шквалы впечатлений и эмоций. Это, правда, что музыка требует от своего создателя полностью распахнуть всего себя переживаниям, или даже пуститься в их поиск?

С-П: Всё это должно делаться очень естественно. Что характеризует музыканта, так это то, что он больше других открыт эмоциям и ему нет нужды их искать.

И.К.: На обложке почти каждого альбома Вами написаны короткие, но ёмкие эссе-эпиграфы, словно готовящие нас к очередному музыкальному путешествию, так что, выходит, Вы пишете цельные литературно-музыкальные образы, и это уже, пожалуй, лично Ваше изобретение. Или всё же эта находка была у кого-то подсмотрена? Признайтесь, Сен-Прё, Вы, по-видимому, имеете ещё и призвание писателя? А, может быть, брались и за кисть?

С-П: Нет, я не подсмотрел идею использовать эпиграфы на обложках, я лишь хотел, чтобы они подготовили слушателя к открытию новой Вселенной.

И.К.: Ваша работа «To be», должен признать, одна из лучших, написана как бы в соавторстве с Иоганном Бахом. Кого ещё из классиков Вы бы взяли в компаньоны? Можем ли мы ожидать от Вас альбомы подобного формата в скором будущем?

С-П: Что касается Баха, то я сделал аранжировки на музыкальные произведения нескольких композиторов, таких как Бах, Бетховен, Шуман, но к подобной работе я больше не буду возвращаться, хотя есть ещё много русских композиторов, которых я обожаю, - Рахманинов, Чайковский, Прокофьев.

И.К.: Как так получилось, что у Вас в музыке присутствует больше элементов польской музыкальной школы, - к примеру, угадывается влияние Шопена, - нежели французской?

С-П: Нет, это относится не к «школе», а скорее к чувственности, которая меня сближает с этими композиторами.

И.К.: Для кого Вы сами стали учителем, или, говоря по-современному, продюсером?

С-П: Для свободы!

И.К.: Ваше первое сочинение, созданное ещё на заре Вашего музыкального пути, было написано для органа. В чём причина такого выбора и нет ли у Вас в планах вновь попробовать себя в сотрудничестве с этим во всех смыслах удивительным инструментом, своего рода, - синтезатором эпохи Баха?

С-П: Я написал это первое музыкальное произведение для органа в знак уважения к удивительному священнику, который разрешал мне играть на этом инструменте, когда мне было 6 лет, и отчасти был у истоков моей любви к музыке.

И.К.: Уважаемый Сен-Прё, что бы Вы хотели сказать Вашим российским поклонникам в качестве заключительного привета?

С-П: Я хотел бы сказать им, что я рад разделить с ними те эмоции, которые вызывает моя музыка, что я благодарю их за их преданность и что я с нетерпением жду встречи с ними!

И.К.: Сердечно благодарю Вас за интерес к моему письму.
Новых творческих открытий Вам, и успехов.
С глубоким уважением, руководитель российского интернет-сообщества «Новые горизонты», Игорь Киселёв...

Комментариев нет: